На яхте по рекам и каналам Франции

Довиль , 10 сентября 2016 г.

Купить яхту в Германии оказалось не сложно. Другой вопрос — как доставить её к месту постоянной дислокации, на средиземку? Имея подготовленный экипаж и крепкую лодку, напрашивается очевидный маршрут — вокруг Европы, минуя Гибралтар. Осень и отсутствие подготовленный команды внесли свои коррективы. И именно поэтому, мною было принято решение идти по рекам Франции.

Начав разбираться в сложной сети французских каналов, я насчитал как минимум три маршрута, позволяющих пройти лодке с моей осадкой (180 см), с севера на юг. Дабы совместить полезное с приятным, решил идти через Париж. Что может быть лучше, — оказаться вдвоём с любимой, на собственной яхте в городе любви и романтики! Мне кажется, что только ради этого стоило родиться. Но пока — это все в теории, как получится на практике покажет время.

Пятого сентября прилетели с Ириной на лодку в Довиль. Теперь и мне знакомо то ужасное чувство, когда твоя яхта, твоя собственность и в конце концов — деньги, оставленны за тысячи километров без присмотра. Но всё хорошо и волнения были напрасны. Два дня потратили на сборы, закупку продуктов, монтаж душа на яхте и знакомство с городом.

Пара слов о стоянке. Муниципальная марина Порт-Довиль. Шлюз и вход-выход судов осуществляется два раза в сутки, во время высокой воды. График приливов брали из программы Навионикс. За 9-метровую лодку платил 27 евро в сутки. Кстати, стоянка в Кале стоила 11 евро в сутки. Когда ставили лодку, в августе, в марине кипела жизнь. Толпы отдыхающих и зеваки. В сентябре же, движение закончилось и мы были чуть ли не единственными её живыми обитателями.

Интернет, вода и свет, входит в стоимость. Душ работал за 50 центов, хотя на приёмнике монет нарисована двух евровая монета. Заправки в муниципальной марине нет, но топливо можно приобрести в соседней марине. Заправка-автомат, отпускает топливо только по кредитке. После её посещения остался неприятный осадок и лишние списанные деньги, которые не вернули до сих пор.

Осенняя жизнь в курортном городке потихоньку впадает в спячку. Закрываются кафе и рестораны, но отдыхающих ещё много. Местные рыбаки нисколько не боятся отливов. По низкой воде суда стоят у причала на песке и как ни в чем не бывало выгружают свежую рыбу. Тут же, с лотков, идёт розничная торговля свежим уловом.

Рано утром, 8 сентября, вышли из марины с твердым намерением зайти в Сену. На 8 часов прогноз обещал усиление ветра и волну, но мне показалось, что к этому времени я уже буду под прикрытием речных берегов. Как ни пытался рассчитать место будущей вечерней стоянки, но так и не смог опредлиться. Слишком много было неизвестных. На примете было несколько подходящих мест и я решил ориентироваться уже по месту.

Как и обещал прогноз, ровно в восемь включили ветер. Позже с моря пришли волны, но они как и ветер были попутными и лишь внесли некое разнообразие. Яхта отлично скользила по волнам, а моя любимая познакомились с качкой. Стоит отдать ей должное, она стойко перенесла яхтенный быт и справлялась с кухней даже на большой волне. Все-таки для неё — это был первый опыт.

Течение реки и отлив давали мне всего полтора, два узла скорости, а высота волны в устье доходила до двух метров. Никогда бы не подумал, что она может настолько глубоко заходить внутрь континента. Качка закончилась лишь когда мы прошли первый речной поворот, а это примерно 18 миль от берега моря. К тому времени сменилось направление течения и Сена потекла вспять. Занятное зрелище скажу я вам, и приятное, черт возьми! До самого Руана моя лодочка выдавала до 8 узлов скорости на 2000 об/мин.

На всем пути до Руана глубина фарватера Сены держалась на отметке 10-18 метров. Встречными курсами попадались огромные морские суда, но расходиться с ними не представляло никакой сложности. Русло реки широкое и чем-то мне напоминало родную Волгу. С той лишь разницей, что каждый метр Сены обустроен. В городах и населенных пунктах это обязательные бетонные набережные, вне таковых, берега искуственно углублены и отсыпаны валунами. Эхолот показывал практически всегда не менее 8-9 метров под самым берегом.

Объяснение тому — огромный речной порт Руана, способный принимать океанские суда. Удивил даже не сам факт наличия в глубине материка крупных кораблей, могу предположить, что такое возможно и в России. А то, что второстепенный порт неслабо загружен работой. Сравнения, далеко не в нашу пользу, навеяны детскими воспоминаниями о бесконечных караванах судов идущих по Волге. И очень больно смотреть на то, что происходит сейчас с отечественным речным флотом .

Всего за день прошли 80 миль. Марина Руана мне понравилась больше чем в Довиле. Новая, обустроенная. Свет, вода, интернет, душ, и даже прачечная, все входит в стоимость. Стоимость стоянки за 9 метров — 15 евро в день. Зная это заранее, можно было идти сюда с мачтой и уже здесь заняться её укладкой на палубу. Кран в наличии. Глубина в марине не опускается ниже 4,5 метров. Есть заправка, но опять же автомат.

Помня прежний неудачный опыт общения с французскими автоматическими АЗС решил перестраховаться и бросил на одну из своих карт денег ровно на тридцать литров. Но потерпел фиаско. Топливо отпускают только при наличии на счёте не менее 200 евро. Дизель кстати здесь стоит 1,4 евро. Идею с заправкой оставил на другой раз, благо на борту имеется приличный запас дизеля.

Рядом огромный торговый центр, но он оказался для нас бесполезным. За продуктами пришлось прогуляться в город. Можно сказать, что сегодня был отсыпной день. Хотя отдыхать было некогда: стирка, уборка, магазины. Немного погуляли по городу. Завтра утром наметили выход.

Руан — Париж. Суббота, 10 сентября 2016 г.

После недели тесных контактов с аборигенами можно сказать, что слухи о надменности и высокомерии французов сильно преувеличены. Также является заблуждением и то, что они напрочь отказываются разговаривать по английски.

Добрые слова и улыбка творят чудеса. — Бонжур, мадам. Или месье, в зависимости от ситуации. Простите, вы говорите по английски? И в десяти случаев из десяти можно добыть требуемую информацию.

Сегодня не было никаких планов на рекорды по времени и расстоянию, а был просто яхтинг. Здесь и далее по всей Франции в виду отсутствия мачты и парусов его правильно будет назвать моторинг. Вышли из марины в 9 утра, встали на стоянку почти в 7 вечера. За кормой 37 миль, масса впечатлений и первый французский шлюз.

Глубины на отрезке колебались в пределах 5-10 метров. Сразу на выходе из Руана, вверх по течению с левой стороны, обнаружил заправку. Газ, бензин, но останавливаться не стал. Удивило огромное количество грязи и топляка. Однажды даже перерубил винтом палку, надеюсь без последствий. Позже пришлось бдить обстановку ежеминутно.

Проплывающие мимо пейзажи и замки наводят на мысли о прекрасном. Так и ждёшь, что на следующем повороте реки тебя будет ждать Д’артаньян с верными мушкетерами. Кино сильная вещь. А возможно целое поколение советских людей, Францию, представляли именно по картинкам из этого фильма.

Состоялся и первый, наш совместный с Ириной, опыт шлюзования. Не без ошибок, конечно, куда же без них. Вместо того, чтобы покрутиться перед входом в ожидании зеленого света, я решил пришвартоваться к столбу предназначенному для стрянки грузовых судов. А как раз в этом месте сильное течение от обводного канала. В конце концов, наверно с пятой попытки, мы к нему подвязались. Но тут же загорелся зелёный сигнал на вход.

Не сказать чтобы все прошло гладко, но и особых косяков не было. Разве что перепачкались как черти. Поднимались примерно на 9 метров, и несколько раз приходилось перевязываться из-за отсутствия подъемных рымов. Случилась и первая посадка на мель, хоть и не серьёзная, но всё же было неприятно. Все дело в том, что при выборе стоянки я ориентируюсь на книгу The French Waterways, Rivers and Canals, где был описан симпатичный понтон. И время было к вечеру, как раз пора задуматься о самом прекрасном. Глубины у самого понтона не вызывали сомнения, а эхолот показывал 5 метров. Однако начав подтягивать лодку руками, уже стоя на причале, я понял, что она сидит на грунте.

Подоспевший на мою беду француз посоветовал зайти на ночь в ближайшую марину, про которую в книге ничего не было сказано. Он клялся и божился в том, что глубины там не менее 5 метров. Дав задний ход, лодка легко ушла на воду. Как я позже убедился он был прав. Стоянка действительно есть, и глубины безопасные. Из удобств только вода. Платить уже оказалось не кому, утром надеюсь уйти отсюда пораньше. Ввиду отвратительной связи фото будут позже.

Port de l’Ilon. Воскресенье, 11 сентября 2016 г.

Вчера вечером, зачем-то перевёл пройденные мили в километры. На калькуляторе высветилась недобрая цифра 66,6 км. Ирина не задумываясь предложила покружить ещё немного возле марины. Посмеялись конечно и забыли.

Перед сном немного пообщались с соседом по стоянке, французом, на предмет куда я такой интересный иду. Услышав про средиземку, и мои 1,8 осадки он взялся за голову и убежал к себе на катер за картой с криками, — плохая идея. Я, в качестве аргумента, привёл ему свою ПДФ-ку с глубинами, скачанную с французского же сайта. Судя по которой, пройти на моей лодке все-таки можно. Посмотрев ее, он слегка удивился, и пожелал счастливого пути. На том и разошлись.

Зная что харбор мастер приходит на работу не раньше 9, наметили ранний выход. Сэкономить на стоянке — святое дело. Да собственно и стоянка кроме воды ничего другого не предлагала. Но я рад был глубине под пять метров, а всего остального на борту с запасом. Как мне казалось.

Но как бы ни так. Утром, на поворот ключа зажигания мотор не отреагировал. На борту проблемы, подумал я и начал перебирать в голове возможные варианты запуска двигателя. Вспомнил и вчерашние 66,6 и полез разбираться с аккумуляторами. На яхте их три штуки, один на стартер и два на автономное электрообеспечение: холодильник, приборы, свет, вода.

После недолгих манипуляций и перестановки аккумуляторов, дизель ожил и мы по тихому ушли с марины. Наивный, я думал, что за ночь посадили аккумулятор и делов-то. Сейчас мотор потарахтит и все придёт в норму. Как бы ни так. Через час отказался работать автопилот. Круг замкнулся. Дело было не в бабине. По всей видимости генератор не давал зарядку уже не первый день. Пока на ум приходят лишь щетки генератора.

Однако в любой неприятности надо искать свои плюсы. Все мои прежние попытки научить Ирину стоять за штурвалом не давали результатов. Была сильная боязнь, а вахты носили эпизодический характер. Без автопилота ситуация поменялась. Понимая, что я физически не могу целый день находиться у руля, Любимая, подошла к обучению с большей ответственностью. И это сработало! Теперь мне сложно оторвать её от управления.

За день прошли пару шлюзов. Имея вчерашний опыт, и учитывая прежние ошибки, к работе подошли более обстоятельно. Во-первых, следуя инструкции и знакам, надевали спасжилеты. Во-вторых, работали в перчатках. Первый шлюз прошли практически идеально. Во втором произошла досадная ошибка.

Если в предыдущих шлюзах мы проходили одни и швартовались только к лестнице. То в этот, зашли с большим судном и для крепления нам оставались только встроенные в стену неподвижные кнехты, которые разнесены с большим шагом по вертикали. Примерно 2,5 — 3 метра. При подъёме воды, надо было быстро перецепить швартовы. И если я со своим справился, то у Ирины это не получилось и яхту развернуло. Пришлось экстренно вязаться к противоположной стенке.

Шлюзовщик заметив это, прибежал к нам и долго пытался что-то объяснить на французском. Мы конечно ничего не поняли и он ушёл. Но позже вернулся, с нарисованной от руки инструкцией, которую сделал специально для нас. Из которой следовало, что крепиться следует за один швартов, отыгрывая напор воды двигателем. За носовой, если на подъем и за кормовой, если на спуск.

Приключений на этот день было достаточно, и мы решили вставать на стоянку. Тем более, что сразу за этим шлюзом находилась марина Port ILON. Вход в марину немного жутковатый и больше похож на болото, но затем открылось прекрасное озеро с обустроенной стоянкой. Если по прямой, то до Парижа от этого места около 40 км.

На карте минимальные глубины обозначены три метра. По факту меньше пяти я не видел. Электричество, вода, интернет, душ, все входит в стоимость. Есть заправка, и на мое счастье топливо отпускают за кэш. Литр дизеля — 1,2 евро, за стоянку с меня взяли 11,7 евро. До ближайшего магазина два километра. Возможно останемся здесь на пару дней, буду разбираться с генератором.

Marina Port Saint Louis. 13 сентября 2016 г.

Сегодня было настолько чудесное и спокойное плавание, что мне показалось будто это происходит не со мной. Один из редких счастливых дней, которые мы наверно привыкли не замечать. А вечером мне останется писать в дневник о природе, погоде, замках и дворцах, что остаются за кормой нашей яхты. Но кому это интересно?

Поэтому буду рубить правду матку. И если среди моих читателей есть дети, то следующий текст из разряда +18. Итак, когда мы отправлялись в путешествие по Франции, то твёрдо решили завязать с курением. Да, мы курим. Курим на пару и пока нам это ни сколько не мешало. Живя в Черногории ты не чувствуешь пресса ЗОЖ. Поскольку курят все, курят везде и никто по этому поводу не заморачивается.

Цены там на табак существенно выше российских, но ещё терпимы. От французских, да и в целом, от западно-европейских сигарет, у меня начинается изжога. Шесть евро за пачку — от такого у кого хочешь голова кругом пойдёт. Одним словом, зная это и в предвкушении победы над вредной привычкой прилетели сюда без запаса. И вот, сегодня утром, выкурив оставшиеся сигареты, мы вышли из марины.

Кстати, во Франции сигареты не купишь на каждом углу. Вчера, предчувствуя никотиновый голод, сходили в соседнюю с мариной деревеньку и удивились не найдя ни в одном из тамошних магазинов искомого. Значит так тому и быть. Однако счастье было не долго. Половину сегодняшнего пути я метал как хомяк все съедобное, что было на яхте. В расход пошли: конфеты, печенье, яблоки, апельсины. Казалось, ещё бы немного и я закурил канат.

Прекрасный день шёл на смарку, а от радости не осталось и следа. Но сдаться, означало, что наш бюджет, по самым скромным подсчётам, похудеет за это время почти на 700 евро. Это больше, чем мы потратим на топливо. Выход из ситуации давно придумали европейские курильщики. Сигареты, по местным меркам роскошь. Народ употребляет табак, в чистом виде. Смаркуя процесс приготовлением самокруток.

Образовалась целая отрасль. В продаже: специальная бумага, фильтры, и даже машинки для автоматизации собственного производства. Короче, выбрал я городок побольше, причалил лодочку и отправился на поиски. Отмерив километра два, по центру города, нашел заветный магазинчик.

Нет, вы представьте себе такое, чтоб в нормальном российском городе, за сигаретами надо было два километра идти. Ладно, это все детали, перехожу к главному. Процесс пошёл. Я вспомнил армию, лихие 90-е и трудное детство. Теперь мы крутим самокрутки, опять счастливы и почему-то ощущаем себя растаманами.

Ах да, чуть не забыл — маршрут. Прошли сегодня не много, всего 26 миль, поскольку вышли поздно. Проблема с электричеством на борту кажется заключалась в стартерном аккумуляторе. Он приказал долго жить и в срочном порядке его надо было менять. На мою беду откликнулась женщина, харбор мастер из марины Port ILON. Она обзвонила с десяток магазинов и нашла нужный мне аккумулятор. И более того, сама съездила за ним, и сегодня утром у меня была новая батарейка.

В общем, молодцы, держат марку, хотя территориально, это богом забытое местечко. Однако Марина прирастает новыми причалами, вокруг кипит работа по обустройству территории. Настоятельно рекомендую.

На ночь встали в марине Port Saint Louis. Название хоть и громкое, но лучшие годы этого места в прошлом. Причалы старые, в капитанерии что-то типа склада или даже мастерской. Интернета нет, зато есть заправка, душ, туалет. Электричество, вода бесплатно. За лодку до 9 метров с меня взяли 10 евро. Глубины 3-3,5 метра.

Очень страшно на это смотреть, но в марине стоит много заброшенных лодок со сложенными мечтами. Чья-то мечта оборвалась на полпути. На соседней лодке играет аккордеон. Типично французский мотив. Проходя мимо заметили семейную пару. Ему около 50-ти, хипповатого типа. Она, симпатичная француженка, нет и сорока. Живут на катере. Любовь, бутылка вина и ужин на палубе. Это просто счастье какое-то!

Париж, 14-16 сентября 2016 г.

Как же сложно признавать свои ошибки. Тем более публично. Одна маленькая, чёрная цифра в таблице, на которую стоило обратить внимание, привела нас к потере пяти ходовых дней. Да друзья, когда Создатель раздавал усидчивость, по всей видимости я стоял в очереди за чем-то другим. Впредь, будет наука. Однако, сначала о добром, вечном, прекрасном. Париж.

Итак, мы сделали это. Без преувеличения, еще раз подчеркиваю, что сделали это МЫ. Вместе. Я и Ирина. Может быть кто-то из наших и был здесь на яхте, но мне такие данные пока не попадались. И я подозреваю, что не так много русских яхт прошли по этому маршруту. А тепрь, в череде моих безумных идей стало на один пунктик меньше.

Однако, путешествие на яхте — это не только красивые селфи из неожиданных мест. Это ещё и ежедневная, изматывающая работа. А кроме того: прокладка маршрута, поиск стоянок, обеспечение провизией и бесчисленное количество дел, с которыми в обычной жизни просто никогда не сталкиваешься. И даже если день проходит гладко, вечером, сил хватает лишь на ужин и туалет.

Но к черту быт, — кому сейчас легко? Предыдущие пять днй светило солнце, и нате здрасте! В Париж мы зашли под проливным дождём. Но этот город прекрасен в любую погоду. Разве сможет какой-то дождь испортить его архитектурное великолепие. Здесь писали историю, ему поклонялись лучшие умы.

Накануне мы отшвартовались в пригороде Парижа. Решив оставить всю красоту на следующий день. Сказать, что было беспокойство было бы не правдой. Волновался настолько, что всю ночь не сомкнул глаз. На то было две причины. Во-первых, безумный парижский трафик прогулочных судов. А во-вторых, сразу за Парижем начиналась череда мелководных каналов. А у меня так и не было твёрдой уверенности, что яхта с моей осадкой сможет там пройти.

Всю ночь я планировал возможные пути отступления. Вплоть до того, чтобы вернуться обратно в Гавр и готовить лодку к морскому переходу. И лишь под утро уснул. Сомнения страшный грех. Утром мне досталось за это от Ирины. У нас все получится, — твёрдо заявила она. И мы пошли.

За кормой остались: Статуя Свободы, творение Эйфеля, Лувр. Перечислять жемчужины Парижа нет смысла. Их надо видеть. Но в этот раз я смотрел лишь за обстановкой и иногда в глаза Любимой. Они светились от счастья.

Центр Парижа прошли за пару часов. Наступил час икс. Сразу за восточным речным портом в Сену впадает река Марнэ. Нам туда. Два шлюза и один тоннель. Если со шлюзами все понятно, то тоннель для судов — это нечто. Старейший в мире, строительство было начато в 1825 году. Длинна 597 м, ширина 8,8 м, высота над уровнем воды 5,6 м. Движение регулирует обыкновенный светофор. Эхолот показывал глубину в тоннеле около 5 м.

Спустя 5 миль и двое шлюзов был вход в первый канал. Мои сомнения были напрасны. На всем протяжении эхолот показывал глубины в обводном канале реки Марнэ около 3,5 метров. Меня наконец-то отпустило. Идти на юг каналами можно. Но счастье было не долго. В очередном шлюзе разговорились с французом. Он также как и мы шёл на яхте со сложенной мачтой.

Как оказалось он живёт в городке Lagny, до которого оставалось с десяток километров. Француз поведал страшную новость, что следующий шлюз и тоннель будут закрыты на ремонт до 9 октября. Приплыли. Перепррверив информацию в марине городка я убедился что дальше пути по этому каналу нет. Либо стоять здесь месяц, либо искать другие варианты.

Возвращаясь к началу. Да, у меня была карта закрытия каналов перед тем как я отправился в путь. Да, в этой карте был отмечен этот шлюз и сроки его ремонта. Куда я смотрел — не знаю. Свалился спать как убитый. Написать что-то в дневник не было ни сил ни желания. Утро вечера мудреней.

По самым скромным оценкам, дорога в обход прибавит мне ещё пять дополнительных дней к пути Пришлось возвращаться обратно в Париж. Сегодня прошли город второй раз. На ночь швартовались на понтоне в 45 км от Парижа. Света нет, воды нет, зато бесплатно. Завтра будем заходить в реку Oisse.

Река Oise, Сержи (Валь-д’Уаз)  17 сентября 2016 г.

Бытовуха. Сегодня вышли из русла Сены и зашли в реку Оисе (Oise). Швартовались на ночь в городке Сержи (Sergy). Прошли совсем немного, порядка 23 миль. Хотя и было всего пара шлюзов, решили встать пораньше. Перевести дух и собраться с мыслями. Также команде нужен был банный день и немного электричества для наших аккумуляторов.

Немного статистики. На сегодня мы имеем 8 ходовых дней и 310 миль за кормой. Сожгли около 100 литров дизеля. Пройдено 19 шлюзов. В активе: Париж и горький опыт. Можно сказать наш экипаж состоялся. Нет уже того волнения перед прохождением шлюзов, как в первые дни. Досадная ошибка привела нас к потере уймы времени, но зато появилась уверенность, что лодка пройдет. Наконец появился комплект бумажных карт.

Каждый день случаются какие-то моменты, на которых хотелось бы заострить внимание. Однако существует проблема свободного времени. А садясь за дневник приходится делать сложный выбор между сном и судовым журналом. Хотя по опыту работы на сайте я понимаю, что если упустить момент, уйдут впечатления.

Вчера, при заходе в шлюз, случилось ЧП. Обошлось без последствий, хотя ситуация могла бы закончиться плачевно. Открутился тросик управления коробкой передач. Как раз в тот момент, когда я начинал движение в сторону открывшихся ворот. Из шлюза, навстречу мне выходило судно. Происходило все в узком канале, не более 20-25 метров в ширину. А это всего пара корпусов моей лодки.

На противоположной стороне канала находился причал и мне ничего не оставалось как направить лодку к нему. Выходящее судно ещё не набрало скорость и я успел закончил маневр у него под носом и закрепить лодку на причале. Осознание того, что ситуация могла бы иметь иной исход пришло позже. Теперь этот узел я включил в ежедневный утренний осмотр перед запуском двигателя.

Также вчера, произошёл забавный случай и опять в шлюзах. Подходим, зелёный свет. Зашли, закрепились. Спуск метра на четыре. Ждём открытия ворот. Сидим в колодце. Минута, пять, пятнадцать. Пара перекуров. Кажется про нас забыли. Спустя наверно полчаса терпение кончилось и я полез наверх.

Удовольствие ниже среднего, скажу я вам. Лестница шлюзов покрыта слоем грязи в два пальца. Но куда деваться? Стоило мне поднялся на верх, как ворота зашевелились. Допускаю, что произошёл какой-то сбой в управлении и ничего личного шлюзовщик ко мне не имел.

Опять шлюзы. Сегодня, на Сене. Заходим в гордом одиночестве. Главный нас встречет с криками, конечно на французском. Завидев наши флаги и вопросительные мины, шлюзовщик включил язык жестов. После короткого консилиума мы решили, что нас просят продёрнуть в самый конец. Окей, чай не лаптем щи хлебаем. Бонжур месье. Занимаем место у самых выходных ворот.

Стоит добавить, что шлюзоваться вниз по реке, куда приятней, чем на подъем. Стоим, ждём, расслабились. Опять перекур, фотосессия. Никакой реакции. Витают мысли о чашечке кофе. И вот оно! Чудо, сто с лишним метров в длину. Еле пролез в ворота. Швартуется прямо напротив нас и работает подрулькой. Нашу лодочку заполоскало, как чайный пакетик в стакане. А расстояние между нами в полкорпуса.

Но даже не это страшно. Габарит нашей мачты, выходит метра два за транец. И кажется добавь он ещё чуть чуть оборотов своей подрульке, то каюте второго класса не избежать стыковки с мачтой. Напряглись, повисли на швартовых. Туристы с судна фотографируют и машут. Мы в ответ изображаем бравых яхтсменов, улыбаемся. Хотя поджилки трясутся.

В итоге, все прошло гладко. Но это был очередной опыт. Расслабляться нельзя ни на минуту. Как только появляются мысли «плавали — знаем», река преподносит ещё один урок и ты понимаешь, что твой номер шестнадцать. Подай, принеси, садись и учись.

Отдельная тема французских плавающих домов. Их здесь бесчисленное количество. На любой вкус и цвет. Разных достатков и цен. Владельцы, в основном, не бедные люди, но встречаются экземпляры из разряда вон. Сегодня увидели, буквально, плавающий чемодан. Иная собачья будка будет попросторней. Но нет, в нем тоже кто-то живёт. Из трубы валит дымок, а на верёвке сушиться белье.
Такой водный аскет.

Такие дела. Однако на сегодня буду сворачивать лавочку. Любимая решила побаловать меня пирогом. И уже косо смотрит. В общем-то рядовое событие для дома. Но, пирог на яхте, он как-то в два раза ценнее что-ли.

Шони, 19-20 сентября 2016 г.

Прошли реку Оисе до города Шони (Chauny). После шести ходовых дней позволили себе выходной. Тем более, что здесь отличная стоянка со всеми удобствами. Карта обещала глубину в марине до двух метров, но по факту, к причалу, лодку пришлось подтягивать за канат, по мягкому, илистому дну. При отсутствии выбора с этим пришлось мириться.

Река Oise до слияния с рекой Aisne, широкая полноводная. Преимущественные глубины 5-6 метров. После слияния, вверх по течению, движение судов идёт по каналу Lateral Oise. Сама река не судоходна, ее вода используется для наполнения. Канал широкий, около 20 метров. Глубины, на всем протяжении не менее 4 метров. Шлюзы уже не те монструозные, как на Сене или в нижнем течении Оисе. Проходить их одно удовольствие.

Как мне показалось, на Оисе самые противные шлюзовщики. Каждый второй шлюз пришлось ждать от сорока минут до часа. Такого, прежде нигде не было. Даже на Сене нас поднимали одних не дожидаясь подхода крупных судов. Здесь же, была какая-то напасть. В канале, все намного проще. Рабочие не сидят за тонированными стеклами. Обязательно приветствуют проходящие суда и яхты жестами. Стояли на вход не более 10 минут. Сама Франция стала более живописной что-ли. Пряничные дома по берегу реки — глаз не оторвать.

Завтра будем заходить в канал Oisne — Aisne. На последнем шлюзе нам выдали пульт управления от автоматических шлюзов. На первый взгляд все просто: синяя кнопка на подъем, зелёная на спуск. Скоро испытаю. Ранее думал, что французкие каналы уже утратили своё былое предназначение в качестве транспортной артерии. Ан, нет! Движение грузовых судов активное. Попадаются бельгийские, голландские суда. Сами каналы поддерживаются в рабочем состоянии, местами видны следы недавнего ремонта.

В городке Compiegne заправились под завязку, это р.к. 95. Заправщица — душка. Кроме того, что сама заправила мои канистры, так ещё и отнесла их на лодку, пока я ходил в яхтенный магазин, в котором идёт рассчёт за топливо. Кстати, во всех речных яхтенных магазинах есть в продаже бумажные карты каналов.

Мне кажется — это лучшие карты для прохода по Франции. Единственный их недостаток — разбивка по зонам и цена. В остальном информация более чем полная: марины, заправки, глубины, шлюзы. Первый раз увидел их в Париже, но тогда меня задавила жаба. После того как пришлось пересмотреть маршрут, жабу пришлось скормить гадюкам. Теперь даже не смотрю в планшет.

После реки, идти по каналам — одно удовольствие. Глубины стабильны, но предчувствую проблемы со стоянкой из-за моей осадки. Однако я знал на что шёл. Выход один — швартоваться у шлюзов. Про электричество и блага цивилизации придётся на какое-то время забыть.

Сегодняшний выходной прошёл чрезвычайно плодотворно. Единственное, что можно было себе позволить, так это выспаться. Спали часов до десяти. Потом была стирка, уборка, ТО, магазин. Собственно, вся та текучка, на которую нет время во время переходов. Вайфай и работа на основной работе. Вечером, рядом пришвартовался швед, на большой деревянной яхте. Футов 45 на вскидку.

Моё любопытство взяло вверх и я пошёл узнать его осадку. Как оказалось, у него всего метр сорок. Идут также, вдвоём с супругой, на средиземку и также через Париж. Сюда пришёл из бельгийских каналов. Сделал ему королевский подарок, слил всю имеющуюся у меня информацию. Все электронные книги, карту закрытия каналов. Он аж потерял дар речи. На том и разошлись.

Bourg-et-Comin, 21 сентября 2016 г.

Добро всегда возвращается. Стоило мне вчера поделится со шведом картами и книгой, как сегодня я получил неожиданный подарок. Встав вечером на стоянку в местечке Bourg-et-Comin, мне не досталось свободных розеток для подключения электричества. Так вот, англичанин, с соседнего баркаса, увидев моё замешательство, сам предложил мне подключится к его переноске.

Возможно, в других условиях и невесть какое одолжение, но не на лодке. Замечу, что ночи уже не летние, температура опускается до плюс десяти, а просыпаться в тёплой каюте, куда приятней. Да и электроприборов на борту хватает. Отказаться от такого предложения было бы глупо.

Пульт выданный нам накануне отлично справляется с работой. Я бы даже сказал, что проходить шлюзы с пультом куда приятней чем те, где сидит человек. Нажал кнопку — ворота открылись, и всех делов-то. Все-таки человеческий фактор, что в России, что во Франции имеет место быть. С дрожью вспоминаю часовые ожидания открытия шлюзов на реке Оисе.

Сегодня мы поставили наш личный рекорд по шлюзам. За день прошли 13 шлюзов и один подземный тоннель протяженностью 2365 м. В милях расстояние не такое впечатляющее, всего 28 миль. Полностью прошли небольшой канал Oisne — Aisne. Глубины на всем протяжении 3-4 метра. Завтра предстоит идти по каналу Lateral Aisne и свернуть в канал Aisne — Marne, на город Reims.

До тоннеля шлюзы шли на подъем. Принцип такой: подходишь к воротам, нажимаешь кнопку на пульте — загорается зелёный свет, ворота открываются — заходишь, швартуешься. Потом надо подняться наверх по лестнице, поднять синий стержень механизма управления и шлюзование запускается. Спускаешься в лодку, травишь, отвязываешься — выходишь.

После тоннеля, шлюзы шли на спуск. Каскад из четырех спусков с промежутками в километр. Пульт здесь уже не работал. Для запуска системы пришлось швартоваться у первого и вручную запускать механизм с помощью все той-же синей ручки управления. Остальные три, срабатывали автоматом при нашем приближении.

В одном из шлюзов произошёл забавный случай. Поднимаюсь вверх по лестнице и вижу неожиданный сюрприз. Мне показалось, что это что-то типа отложенного кофе, только на местный манер. Кто-то из ранее проходящих капитанов поставил у пульта управления шлюзами две бутылки пива. Шлюзы автоматические, посторонние здесь не ходят.

Очевидно, что это был жест доброй воли или просто подарок от капитана. Однако не взял, хотя первое желание было именно забрать. Долго спорили по этому поводу с Ириной, как надо было поступить в этом случае. Она была категорически против, и возможно права. Хотя я вот всю голову себе сломал по этому поводу. Даже сейчас)

Прошли несколько акведуков. До сих пор такое видел только на картинках. Довольно странные ощущения, когда ты плывешь по мосту, а под тобой протекает ещё одна река. Французы конечно в этом плане молодцы. Выстроить такую систему и поддерживать её в рабочем состоянии, наверно удовольствие не из дешёвых.

На ночь встали совершенно измотанными. Эти короткие перебежки от ворот к воротам — отнимают силы. Плюс ещё полезли в тоннеле, где скорость ограничена пятью километрами в час. Вообще, максимальная скорость в каналах имеет ограничение 8 км/ч. Но моего терпения на такой черепаший ход не хватает. Надеюсь, на выходе из Франции, мне не выставят огромный счёт.

Sillery, 22 сентября 2016 г.

Команда. Есть мнение, что семейные яхтенные экипажи самые сплоченные. И похоже я с этим все больше и больше согласен. Мне сейчас сложно представить этот переход, иди я с кем-то другим. Будь он трижды друг, того внутреннего и душевного спокойствия, которое царит у нас на борту, мы вряд-ли добились.

Если пару долгие годы объединяют общие интересы, то даже путешествие в стеснённых условиях не в несёт в их союз раздора. Перед стартом, я сильно переживал по поводу того, как Ирина вынесет этот путь. Оказалось зря. Так, например, если первые дни я слышал от неё претензии по качеству душа на той или иной стоянке, то теперь, она как заядлый мореман научилась радоваться любой марине.

Наши условия далеко не спартанские. На яхте есть душ, туалет, холодильник. Но тридцатифутовая яхта — это сплошные ограничения и экономия. И пока, постучу три раза по дереву, она всем довольна и готова идти дальше с не меньшим желанием, чем в начале нашего пути.

Сегодня прошли очередные 30 миль и 14 шлюзов. Ходом прошли город Реймс, хотя там и видели отличную марину, а желание остановиться было как никогда велико. Но, приходится нагонять упущенное время. На ночь встали в городке Sillery. Марина стоит смешные 8 евро, вместе с водой, интернетом и душем.

Единственный прикол, то что за каждого члена команды приходится доплачивать по 40 центов. Ирина как услышала это, даже сильно расстроилась. Я стою совсем другие деньги, — в сердцах выдала она.

Сегодня у меня был первый канал с гарантированой глубиной всего лишь 1,8 м (по другим данным 2,0). Сказать, что я не переживал по этому поводу, было бы не правдой. Даже соорудил себе ручной лот, ибо появились сомнения по поводу калибровки моего эхолота. Как оказалось, не без повода. Вечером намерил в марине 1,9 м, хотя эхолот показывал 2,5. Так что мои прежние данные относительно глубин стоит откорректировать.

Канал Aisne — Marne запомнился механическими шлюзами, которые срабатывают при повороте резинового рычага. Канал чистый, большинство шлюзов со следами ремонта, но ужасно узкий. Местами до 10-15 метров. Сегодня мне даже пришлось давать задний ход, для того чтобы разойтись с крупной баржей. Расстояние между нами было около метра и также около метра от берега.

С удовольствием перечитываю мемуары Виталия. Теперь, какое-то время, наши маршруты пойдут одними каналами. Конечно снимаю шляпу и выражаю ему свою благодарность. Огромный труд, все описано достаточно точно. Хотя бумажный атлас, предоставляет информацию в полном объеме, читать живой рассказ первопроходца очень даже полезно.

Моё вчерашнее предположение об отложенном пиве для капитана, сегодня подтвердилось. В городе Реймс, на очередных шлюзах увидел ещё два пива. Аккуратно стоят над рамкой шлюза и ждут своего часа. Поставить их туда можно было только с рубки проходящего судна. Жаль я не большой любитель пива, а то бы обязательно включился в эту игру.

Chalons-en-Champagne, 23 сентября 2016 г.

Прошли 24 мили и еще 14 шлюзов. На стоянку встали в прекрасной марине древнего города Шалон-ан-Шампань. Решили встать пораньше и побродить по симпатичного городку, являющемуся административной столицей региона Шампань — Ардены.

Мне нужно было докупить нехватающие карты, ну и грех конечно было не посетить город с таким ласкающим названием. Да и марина располагала. Так или иначе я составляю дневной маршрут с возможностью заночевать с удобствами. А их, дальше по маршруту, будет не так уж и много. Встали, практически в центре города. Глубина в марине — два метра, хотя карты обещали 1,8. Все удобства, включая бесплатный интернет.

Сегодня опять зашли в канал Lateral a la Marne, в котором были неделю назад. По моим оценкам, обход закрытого на ремонт шлюза нам встал в лишних три дня. Не смертельно конечно, хотя и неприятно. Утром выходя из марины Sillery произошёл неприятный случай. Вчера вечером, когда вставали на стоянку я видел, что марина обильно цветёт речными водорослями. Однако, с моей осадкой выбирать не приходится и я решил всё-таки швартоваться.

Расплата наступила утром. Даю полный газ, а яхта чуть идёт. Подергал ручку скоростей взад-вперёд, ноль реакции. Из марины уже вышел, прикидываю варианты для стоянки и температуру воды. Собираюсь купаться. А впереди, как раз шлюз нарисовался. Решил пройти перед водными процедурами. Так и есть. Пока заходил, швартовался, выходил — отпустило. Одним словом, на выходе все водоросли размотало.

Ещё одна беда. Каналы стали неприлично мелкие. Всего 2,5-3 метра. Ширина примерно 15 метров. Расходиться с баржами приходиться под самым берегом. И если по центру канала глубины стабильны, то у берега глубины плавают. Один раз, при таком маневре даже наехал на грунт. Без каких-либо последствий, но впредь решил не рисковать. Как только на горизонте появляется баржа, выбираю место у берега поглубже и жду пока она не пройдёт.

Поскольку вопрос глубин для меня сейчас самый актуальный, у каждой встречной яхты узнаю осадку. В основном — это 1,6 — 1,4. Думаю, что еще неделька и буду во сне искать место поглубже. Пройдясь по столице шампанских вин, заглянули в магазин и конечно купили бутылку оригинального. Решили открыть её как только выйдем на глубокую воду.

Orconte, 24 сентября 2016 г.

Сегодня меня впервые отпустило. Отпустило по настоящему и появилась уверенность, что моя лодка пройдет. Объясню почему.

Вечером зашли в канал Champagne et Bourgogne (Марне — Саон) и более того, прошли первые 14 километров и 6 шлюзов на этом канале. По факту, наблюдаю стабильные глубины 2,5 — 3 м. Хотя заявленная, гарантированная глубина канала 1,8 м.

Возможно из-за того что появился «свет в конце тоннеля» накатила дикая усталость. Ведь за этим каналом, начнётся вновь большая вода. Всего, за день, было 14 шлюзов и 26 пройденных миль. На ночь встали в совершенно удивительном месте. Что-то типа зелёной стоянки, но со светом и водой.

Chamouilly, 25 сентября 2016 г.

Сервис. Давно собирался написать и вот наконец дошли руки, благо прошли сегодня совсем немного. Копится общая усталость от прохождения шлюзов, а намеченный выходной только через день.

И вот, сегодня, после десятого подъёма мой старпом однозначно потребовал отдых завидя уютный причал. Ну, что ж, поскольку старпом у меня один и к тому-же горячё любимый, отказать ему в маленькой слабости я не смог. Встали.

Как оказалось информация по стоянкам в книге «The French Waterways, Rivers and Canals» слегка устарела. Перед проходом Франции я купил её и основываясь на той информации, предполагал, что большинство остановок у меня будет с минимальным комфортом.То есть, без электричества, туалета, душа. Думаю, коллеги поймут и оценят принципиальную разницу.

На самом же деле, с сервисом всё обстоит иначе. И даже с моей осадкой, до сих пор, я не испытывал дефицита с маринами. Разве что только в Париже, где мне пришлось ночевать на гостевом понтоне какого-то спортивного клуба.

Как мне показалось, французы активно развивают речной туризм. Причем видно, что это государственная программа. Масса новых марин, которых нет ещё ни на одних картах. Либо на карте обозначен обычный понтон, а по факту — цивилизованная стоянка. Многие выполнены и оформленны в одном стиле.

В городках покрупнее — это обязательно комплекс всех услуг, включая ландри и интернет. В деревеньках и глухих местах — попроще. Но и здесь, как минимум, будет вода и электричество, иногда — душ, туалет. Причём везде, минимум обслуживающего персонала. Или вообще, весь процесс оформления и подключения завязан на банковскую карту и общение с банкоматом. Забавно было в этом разобраться. Вот уж действительно французам не окажешься в фантазии.

Сегодня увидели на понтоне раздаточные короба, встали. Подключаю кабель — ноль реакции. Француз с соседнего катера говорит, что надо обойти здание и пройти какой-то квест с банковской картой. Смотрю, он то, стоит уже подключенный, значит поможет в случае чего. Пошёл. В меню пять или шесть языков. Заплатил за воду, два душа и электричество. Аппарат выдал длинный чек с массой информации.

Опять втыкаю, опять ноль. Короб просит ввести какой-то код. Ввёл по очереди чуть ли не все цифры с чека и уже мысленно распрощался с суммой списанной с карты. Но тут сосед пришёл на помощь. Звонит со своего телефона в службу поддержки. Аллилуя! Слона-то я и не заметил. Самыми крупными цифрами на чеке был прописан код. Вел, заработало. Смотрю, сосед тут же побежал к банкомату. Как оказалось, он все это время, также стоял без электричества.

Вообще, повторюсь ещё раз, самыми информативными и полезными для прохода по Франции, оказались бумажные карты издательства Fluviacarte (www.fluviacarte.com). Полный сборник этих карт я впервые увидел в Париже, в магазине при марине Mazura. Однако надеясь на электронику, естественно прошёл мимо. Потом, когда меня прижало, вспомнил про них.

Можно заказать через интернет, также есть в продажах в некоторых маринах, и яхтенных магазинах. Один даже купил в обычном книжном магазине в городе Chalons-en-Champagne. Практически вся информация по каналам и шлюзам: номера шлюзов, их телефоны, время работы, высота подъёма, допустимые габариты с разбивкой по каналам, скорость, километраж и т.д.

Пару раз, видимо для статистики, у меня спрашивали мой маршрут. На входе в канал Champagne et Bourgogne, девушка завидя мой флаг принесла пульт управления шлюзами и подробную карту канала на немецком языке. Она так долго и увлечённо рассказывала про пульт на французском, что на немецкий текст я обратил внимание лишь потом. В голове и так каша с языками, а тут ещё и это.

Пульт немного отличается от того что мне давали в канале Oise. На нем добавилось кнопок и теперь, чтобы запустить механизм шлюзования не надо вылазить наверх и дергать ручку. Достаточно просто нажать на кнопку. Но часть шлюзов на этом канале будет ручными и меня будет сопровождать рабочий. Об этом мне также сообщили при входе.

Канал, кстати, наполнен водой по самый верхний уровень. При шлюзовании ванна наполняется чуть ли не с горкой. Зазор между уровнем воды и краем бетонной стенки, часто менее 10 см. Мои кранцы и так касаются воды, но даже этого бывает недостаточно. На выходе приходится управляться крайне аккуратно.

На этом буду сворачивать лавочку. Со связью в глубинке совсем беда, нет даже три джи. И пока не знаю удастся ли загрузить хоть одно фото к этому тексту. Надеюсь позже выложу часть отснятого материала.

Froncles, 26-27 сентября 2016 г.

Выходной. За время перехода у нас сложилось некое расписание, которого стараемся придерживаться. Шесть дней идем, седьмой отдыхаем. Движемся пока работают шлюзы, хотя по-уму, идти здесь надо максимум по пять часов в сутки. Накануне поставили очередной рекорд — прошли 20 шлюзов на участке в 26 миль. Все шлюзы пока идут на подъем.

После рабочей недели сложилось такое ощущущение, как будто мы нашу лодку на плечах на перевал тащим. Кстати все забываю посмотреть, на какой высоте над уровнем моря мы сейчас находимся. Но усталость накрыла не только из-за шлюзов. Ко всему прочему добавилась ещё одна напасть — водоросли.

В предыдущих каналах они тоже были, но не в таком объёме как здесь. Помнится, когда в первый раз столкнулся с этой проблемой, я хотел сразу нырять под лодку. Так вот, идя по каналу Марне — Саон, из под лодки можно не выныривать. Извините за мой французский, но это просто какой-то пиздец. И он продолжается на протяжении 84 км, которые мы сделали в этом канале.

Еще когда стоял в Шампани, сосед по марине, француз, на Океанисе, вызывал водолаза. Я ему конечно тогда посочувствовал, но мой-то бюджет на водолаза не рассчитан. Кроме того, что эта гадость плывет огромными колониями по каналу, так еще и после каждого захода в шлюз начинаются танцы с плясками. Водоросли забиваются в шлюзовую камеру одеялом, толщиной до метра.

На выходе, лодка практически не управляемая. Если ещё руля кое как слушается, то скорость на полном газе падает до одного узла. Помогает работа передачами вперед — назад. Но конца и края этому не видно. Я не понимаю как идут другие. Хотя за трое суток, навстречу мне попалось всего три судна. Однин грузовик и пара катеров. Сегодня, во время стоянки, в попутном направлении прошли датчане. Видел эту яхту в марине Реймса.

Мне бы любоваться проплывающими мимо красотами, ан нет, тут эта гадость. А природа действительно завораживает. Иногда, чисто альпийские пейзажи. Правда горы пониже, но все равно, как будто плывешь по горной реке. В одном месте видел как рабочие VNF косят и убирают водоросли, но это капля в море. Таких комбайнов нужно сотни. А мне пока повстречался один.

Chaumont, 28 сентября 2016 г.

Люди. Бывает так — день не задался с самого утра, но вечером какое-то событие отправляет его в копилку дней, прожитых в общем-то не зря. Не думаю, что открою америку, но кроме шлюзов в каналах ещё существуют разводные мосты. И если с первыми, картина в общем-то прояснилось, то как работают вторые, для меня остаётся загадка.

По-летнему, солнечный день, обещал добрую дорогу, но на нашем пути нарисовался мост. И началась пытка неизвестностью и ожиданием. Дело в том, что при заходе в канал, мне были даны чёткие инструкции, что лишь один мост открывается по телефонному звонку. И этот мост мы прошли в самом начале канала Марне-Саон.

Остальные, до последнего момента, открывались в автоматическом режиме. Иногда сразу, иногда с небольшим ожиданием. Но всегда, не более пяти, десяти минут. В какой-то момент, я даже порадовался тому как хорошо я стал понимать инструкции на французском языке. Но тут он. Ни после десяти минут, ни после получаса, он никак не хотел реагировать.

Возможности пристать к берегу и поругаться в переговорное устройство, которым обычно оснащены все автоматические шлюзы — никакой. То есть, буквально, никакой. Я проверял. На моём французском телефоне, внезапно закончились деньги. А на звонок с русской симки оператору, отвечал автоответчик. Не пойму, что я делаю неправильно, и почему мой российский телефон не может дозвониться до оператора VNF.

Замечу, что место достаточно безлюдное, и позвать на помощь в общем-то некого. Рассчитывать на встречные или попутные суда, тоже не приходиться. В этом канале можно идти пару дней и никого не встретить. Тем временем, продолжаю нарезать круги перед мостом, и пытаюсь придумать что-то более менее внятное. Круги — это сильно сказанно, канал настолько узкий, что на своей лодке, я могу тянуть время только двигаясь вперёд и назад.

И вот случается чудо! Тормозит у моста машина, а из нее, по каким-то своим, французким делам, выходит абсолютно посторонняя мадам. То-ли от безысходности, то-ли от того чтобы хоть как-то скрасить ожидание я рявкнул ей, — Бонжур мадам, как открывается этот чертов мост. Мадам сказала, что она не при делах и лучше бы мне позвонить оператору и начинает удаляться.

Общение идёт в режиме — я на английском, она на французском. Но в общем-то это не проблема и мы хорошо друг друга понимаем. Цепляюсь за мадам как утопающий за соломинку и начинаю ей объяснять про свои трудности с мобильной связью. Она неожиданно входит в моё положение и удаляется к автомобилю за телефоном. Диктую ей номер оператора, она звонит, и уже через пять минут перед мостом появляется фургончик VNF. Путь открыт.

Но раз уж день не задался, одним мостом не обошлось. Буквально следующий шлюз запускает нас в створ и умирает. И ни в какую не желает работать. Не реагирует на пульт управления и также не откликается на механический привод запуска шлюзованием. Но здесь то мы на земле, и это радует потому, что возможности для маневра — больше. Вызываю оператора по тревожной кнопке. Шлюз номер такой-то, проблема такая.

Устраиваемся на травке — ждём. Все тот же самый фургон, приезжает довольно таки быстро. Минут десять, рабочий, что-то там дёргает, нажимает, чинит и ворота шлюза зашевелились. Хотя это ожидание было одним из самых лучших. Поваляться на травке в жаркий день — не самое плохое времяпрепровождение. И потом, было приятно видеть, как быстро реагируют работники канала на небольшое ЧП.

Но, два часа — коту под хвост. Понимая, что рекордов нам в этот день не поставить, определяем место стоянки и заходим в марину городка Chaumont. По моим наблюдениям, во внутренней Франции, работники марин — само очарование. Милейшие и добрейшие люди. Но только не здесь.

Какая-то абсолютно рязанская бабка, с которой мне никак не удалось найти общий язык. Ну да ладно, зашёл оформился, аревуар. Удивился лишь тому, что из десятка переходников для электричества, что есть в комплекте на яхте, здесь, не подошёл ни один. Пришлось возвращаться в капитанерию на поклон, за коннектором. Она снизошла до моего положения. Выдала под роспись.

Вчера мимо нас прошла датская яхта, даже успел сфотографировать её. Впервые увидел их в Реймсе и она мне показалось мореходной. Уж очень интересно было узнать у владельца про осадку. И надо же такому случиться — датчанин принимает у нас швартовы в Шомоне. Видимо он встал сюда незадолго до нас.

Сам случай велел нам сцепиться языками. Он подошёл чуть позже, разговорились. Пятнадцать лет отслужил в армии. Был в Афганистане, два ранения. Вот уже как пять лет живёт на яхте. Идут в Италию с супругой и шестимесячным сыном. Также были сначала в Париже. Причём он, два дня стоял у стенки у Эйфелевой башни. Говорит все нормально, только замучился туристов отгонять от яхты.

Думал я такой один, отчаянный, со своими метр восемдесят. Ошибался. У него, осадка — метр девяносто. Одиннадцать метров длины и столько же тонн. Яхта в металле, самострой. Тоже столкнулся с проблемой водорослей. Боролся теми же методами: газ вперёд, газ назад.

Несвойственное для датчанина имя — Николай. Он как будто излучал энергию и заряд позитива. Кстати перед тем как подойти ко мне он занимался на берегу йогой. И именно он сделал мой день. Во-первых, практика моего дрянного английского. Во-вторых, я не один такой дурной и в-третьих, с хорошим человеком всегда поговорить приятно.

Вечером побродили с Ириной по городу. Как оказалось, двести лет тому назад, именно здесь, в Шомоне, собирались сильные мира того и творили историю. О чем повествует памятная доска в центре старого города.

Rolampont, 29 сентября 2016 г.

Каждый вечер завершая очередной очерк, с ужасом думаю, о чем буду писать завтра. Вроде каждый день одно и тоже: бесконечные шлюзы, каналы, мосты. Однако Франция подкидывает иной раз такие сюрпризы, что диву даёшься.

Сегодня у нас заканчивалась череда автоматических шлюзов. Тех что открываются и закрываются с пульта и начинались ручные. Поэтому надо было договариваться со службой поддержки, чтобы нашу яхту сопровождал персональный шлюзовщик. Есть здесь такая услуга.

Если отвлечься немного в сторону, то я бы отметил, что персонал VNF (Voies Navigables France) и капитаны ведущие свои суда по каналам, вместе, как бы делают одно дело. Мы идем, они нам помогают. Сделаю здесь акцент, они не делают нам одолжение, а именно стремятся облегчить нашу работу. Причём в маленьких каналах это заметно гораздо больше.

Итак, на выходе из последнего автоматического шлюза, связался по интеркому с оператором и доложил девушке на том конце провода, — яхта Passion, следующий шлюз на моём пути ручной, нужна помощь. Кстати, операторы, прекрасно разговаривают по английски.

Следующий шлюз был буквально в паре километров. И не успел я к нему подойти, как заметил на воротах щуплую фигуру. Кто-то уже крутил механический привод. Прекрасно! Значит меня поняли и встречают. Но каково же было моё удивление, когда при ближайшем рассмотрении увидел бабушку. Натуральную, в годах. Но тем не менее, необычайно живую, полную сил и энергии.

Она сказала, что будет нас сегодня сопровождать и поинтересовалась, где мы встанем на ночь. По всей видимости, для того чтобы оценить масштаб предстоящей работы. Я рассказал ей свой план, и если можно так сказать, мы ударили по рукам. Вернее по лебёдкам. А не помочь ей, с моей стороны, было бы просто свинством.

Механизм ворот — простейший: червяк, рейка. И таким же образом работают водяные задвижки. Одни поновее, но часть из них, как мне показалось, служат с первого дня основания канала. Напомню — это 1883 год. И вполне вероятно, повидали на своём веку немало интересного.

Работа, не сказать что тяжелая, но и лёгкой её не назовёшь. Как мадам справляется с ней, для меня остаётся загадкой. Это сейчас температура вполне комфортная, а летом, в жару? Изо дня в день. Как только мы выходили из шлюза, бабушка закрывала за нами ворота и ехала к следующей камере на своём маленьком автомобильчике.

Нам было трудно держать её темп. И стоит отметить, что производительность наша, в этот день была самой высокой. Мы делали по три шлюза в час. При этом, бабуля ещё успевала почесать языком со всеми обитателями домов. Такие домики есть в каждом шлюзе. Некоторые из них совсем заброшенные, а другие, то-ли в собственности, то-ли в аренде.

Проведя нашу лодку через двенадцать шлюзов она оставила нас ночевать в деревеньке Rolampont. Здесь есть обустроенная стоянка с электричеством и водой. Однако мы в неё так и не попали. Как я не пытался подойти к стенке, упирался килем в грунт. После пятой или шестой попытки встать на ночь с комфортом, я понял что мне не светит. Пришлось швартоваться у моста.

Dommarien, 30 сентября 2016 г.

Ура, мы перешли свой Рубикон. Сегодня был пройден тоннель Balesmes. Наш подъем на вершину водораздела завершён. Теперь все реки текут на юг, а шлюзы пойдут только на спуск. Яхта Passion и её дружная команда отметились на высоте 240 метров над уровнем моря.

Кроме того, мы установили очередной рекорд — за день было пройдено 24 шлюза на участке в 20 миль. Сам тоннель — это нечто. Его длинна 4820 метров. Движение регулируется светофором, а на проход ушло около 45 минут. Мрачный каменный свод, долгое отсутствие дневного света. Много я видел автомобильных тоннелей, но так жутко, не было ни в одном из них.

За тоннелем началась череда шлюзов на спуск. Высота спуска в каждом из них, примерно по пять метров и более. Зная это, специально подготовил пару длинных швартовых конца. Вообще-то, работы стало в два раза меньше и можно посачковать. Но даже здесь мы столкнулись с неожиданной загвоздкой. Подходим к одному из шлюзов, а там торчит голландец на плавучем доме. Идёт попутным мне курсом.

Завидя меня, побежал навстречу. В шлюзе произошёл какой-то сбой и ворота не закрывались. Просит меня позвонить. Ага, думаю, спросил у лысого расчёску. Сам не могу счёт пополнить который день. А что интерком, — спрашиваю? Говорит, — не может связаться с диспетчером.

Делать нечего, швартоваться негде. Пришлось выбирать куст потолще и вязаться к берегу. Пошли с ним вместе мучить связь. После пары попыток, диспетчер всё-таки нас услышала и отправила к нашему шлюзу механика. Пока ждали, пока то да сё, час времени — в трубу. Зато хоть кофе попил в спокойной обстановке.

Но видно, что работа над шлюзами идёт активная. Меняется старое оборудование. Устанавливается автоматика. Даже на свежей карте, которую мне дали на входе в канал, есть неточности. В карте шлюз отмечен как ручной, а он уже отремонтирован и стоит автоматика. Пульт, кнопка — сим сим откройся.

Второй день приходится вставать на ночь без электричества. Но даже не это самое страшное. Места настолько глухие, что интернет приходиться добывать с помощью бубна и плясок вокруг яхты. Сегодня хоть есть душ на стоянке. Вода правда холодная, но хоть что-то. Усталость снимает как рукой. Но честно скажу — это приятная усталость.

Cusey, 1 октября 2016 г.

Англичане, дождь. Как не убегай от осени, всё равно она тебя догонит. Её дыхание чувствуется даже здесь. Иногда, ночью, температура опускается до четырех градусов и без отопления в яхте, мягко говоря, не комфортно. Спим пока еще как белые люди, но прижиматься друг к другу приходится всё сильнее.

В будние дни, шлюзы в канале Champagne et Bourgogne работают с семи утра до семи часов вечера, а в воскресенье — с девяти до шести вечера. Как ни старайся, но всё равно приходится подстраиваться под этот график. И искать более менее приличные стоянки, дабы не быть запертыми в совсем пустом рукаве.

Часто, здесь даже негде встать перед шлюзом, в отличии от более крупных каналов и рек. Там, с обоих сторон шлюзовой камеры, предусмотрены причалы. Вчера нам повезло найти стоянку с бесплатным душем, но без электричества. Подойти к пирсу удалось только носом, но я уже к этому привык.

Ещё с самого вечера зарядил мелкий осенний дождь, который нагонял тоску. Решили по этому поводу выспаться и переждать непогоду. Однако дождь продолжился и утром, а прогноз неумолимо обещал ливни на целый день. На расстоянии однодневного перехода находилась только одна стоянка. Она была всего в семи шлюзах от нас.

Нужно было выбирать — либо делать хороший трип и ночевать в чистом поле, либо расслабиться и получить удовольствие от неспешного перехода. Думаю не сложно догадаться, что мы выбрали второе. Короче говоря, сегодня поставили антирекорд. Дневной переход составил всего 4,5 мили. Хотя если считать в шлюзах, то вроде как ничего.

Весь день шли в компании с семейной парой из Англии. Размер их плавучего дома позволял шлюзоваться нам вместе. Я ещё стушевался когда догнал его перед первым же шлюзом. Однако он сам махнул рукой, предлагая мне зайти, — места хватит. Ситуация примерно как в лифте. Когда ты можешь нажать кнопку и ехать комфортно в одиночестве или подождать пару секунд. Он подождал.

Было интересно наблюдать за их работой в шлюзе. Мужчина, с густой седой бородой — чисто капитан с картинки, стоял за штурвалом. А супруга, работала на швартовых. Она накидывала один конец на тумбу, ровно посередине судна и травила по мере спуска. Собственно мы делаем так-же, только вяжемся с двух сторон.

На одном из спусков её швартов закусило об угол бетонной стенки и он грозя вырвать утку на судне, стремительно вытягивался в струну. Женщина потеряла контроль, а ситуация развивалась стремительно. Капитан, совсем не спортивной наружности, кошкой запрыгнул на крышу своего плавучего дома, которая одновременно является и палубой.

После пары попыток, ему всё же удалось освободить застрявший швартов и скинуть петлю с рыма. Ситуация разрядилась. Но даже сейчас я помню лицо капитана — оно было в два раза ярче чем его британский флаг. Любимая также всё видела, и я был был рад, что она получила наглядный урок. А то мне иногда кажется, что все мои разговоры о ТБ она принимает под соусом — мели Емеля.

На стоянку встали также вместе с англичанами. Чуть позже подошёл вчерашний голландец. Проходил и датчанин, но ему уже не осталось места и он двинул дальше. Здоровались с ним как закадычные друзья. От неожиданно свалившегося свободного времени я немного ошалел. Обычно после вечерней швартовки, сил хватает только на текучку, ужин туалет и сон. А тут два часа дня, а мы уже стоим.

Помню до отъезда, был такой наивный. Предполагая массу выходных, распечатал пару десятков листов с таблицами для игры в покер. Признаюсь, дома, иногда мы с Ириной рубимся на интерес в кости. Так вот сегодня, впервые за всё это время, у нас осталось время погонять кубики. Скажу больше, вечером даже пересмотрел Капитана Рона, — «А если мы заблудимся, то где-нибудь причалим и спросим куда плыть дальше».

Lamarche-sur-Saone, 2 октября 2016 г.

Большая вода. Сегодня радовались как дети. Эхолот впервые за последние две недели показал глубину шесть метров. А попутное течение реки Саон прибавило узел скорости. Мы наконец-то выбрались из канала Champagne et Bourgogne.

Довольно странные ощущения. Вместе с радостью накатила волна лёгкой грусти. Такую Францию я уже вряд-ли увижу. Францию, пахнущую навозом. С маленькими глухими деревеньками, где все здоровались со всеми. Нет, там все также ровно уложен асфальт и такие же аккуратные домики как в столице.

Есть в этой Франции то, что никогда не увидит турист прилетевший в Париж. Люди, определённо не те. Я никогда не забуду, как проплывая мимо маленького домика с настежь раскрытой кухней я заметил семью за обедом. В это сложно поверить, но по кухне у них бегали куры. Как будто на машине времени я уплыл на двести лет назад. Потрясающе!

Сегодня сделали 29 миль и 22 шлюза. И мне вдвойне приятно, что сделал я их один. Давно хотел попробовать шлюзование в одиночку и вот сегодня устроил Любимой выходной. После почти месячного скитания по рекам и каналам появился некоторый опыт. И как оказалось, в этом нет ничего сложного.

Вспомнил ту схему, что мне дал шлюзовщик на Сене, на спуск — вязаться за корму. Правда иногда приходилось помогать себе багром, но в целом — сработало. Однако, Любимая не оценила мой порыв и была не довольна тем, что осталась не у дел. Настолько она втянулась в наш ритм движения.

В целом канал Марне-Саон понравился. Уютный, маленький, много бесплатных стоянок с водой и электричеством. За все 224 километра, я расходился со встречными судами только два раза. Прошли в этом канале 114 шлюзов и один тоннель. За глубиной следил лишь первый день и во время швартовок. В среднем, изобата глубин стабильно держится на отметке 2,5-3 метра. Единственная беда — водоросли.

Chalon-sur-Saone, 3 октября 2016 г.

Туман. Сегодня совершил невероятную глупость. Вышел утром в туман. Было 8 часов и по всей видимости он только только начинал сгущаться. Мне бы переждать часик, выпить лишнюю чашку кофе. Так нет же, большая вода вскружила голову.

Накануне не смогли зайти в нормальную марину из-за осадки. Причем в две подряд. Странно, но в канале такого не случалось, а тут на реке и такой облом. Встали кое как носом у бетонной стенки в небольшом городке. Утром в каюте было всего 14 градусов, поэтому хотелось скорей сорваться с места.

Перед отходом подплыли лебеди-попрошайки, я их немного поснимал. Берега на тот момент просматривались и мы пошли. О чём буквально через десять минут пожалел. Накрыла такая мгла, что конец своей мачты еле просматривался. И как назло, рядом ни одного городка, ни одной пристани.

Скорость сбросил до двух узлов. Достал горн, приготовился к решительным действиям на тот случай если придется расходиться со встречным судном. Но хорошо, что такой дурной был только я один. Реально шёл только по электронным картам, а берег если и можно было увидеть, то только один.

На моё счастье случился шлюз. Странно, но он работал и даже приглашал зелёным сигналом светофора на вход. Решил отшлюзоваться и переждать туман у шлюзового причала, ниже по течению. Через каких-то сорок минут, туман рассеялся. Но страху я натерпелся, скажу я вам, не по-детски.

В остальном, день был какой-то скучный. Всего три шлюза. Отвыкли мы уже от огромного количества свободного времени. Прошли за день 50 миль, можно было и больше, но темнеет уже в 19-00. Расстояние до моря начинает сокращаться на глазах. На ночь встали в прекрасной марине города Chalon-sur-Saone. Марина прячется за островом, вход с южной стороны.

Больше всего мне понравилась здесь глубина — почти везде четыре метра. Капитанерия работает до семи вечера и естественно к нашему прибытию никого не было. Швартовались на гостевом причале, подключили электричество. Удалось полчасика погулять по городу. Узнали код от душа. Если завтра повезёт с погодой, то постараемся уйти пораньше.

Trevoux, 4 октября 2016 г.

Лион, Renault Trucks. Сегодня был хороший переход. Прошли 61 милю и два, в это сложно поверить — два шлюза за день. Перед нами стояла задача, во чтобы-то ни стало попасть сегодня в Лион. И мы это сделали. Шли с восьми утра до семи вечера. Швартовались в пригороде Лиона, старинном городке Trevoux.

Чем южнее, тем больше стало попадаться чартерных катеров. Довольно уютные плавающие домики. Встречаются семейные экипажи, а есть и шумные, веселые компании. При шлюзовании, они все как один, в спасательных жилетах.

Здесь, во Франции, во всех шлюзах висят предупреждающие знаки, что работа исключительно в спасательных жилетах. Такой знак я заметил только на вторых шлюзах, еще на Сене. И с тех пор мы никогда не нарушали правило, пока не зашли в канал Марне-Саон. Там, мы были единственными, кто работал в жилетах. Расслабились конечно и начали забывать про них.

Сейчас же, на Саоне, опять пошли огромные шлюзы с обязательным оператором. Так вот, вчера зашли в шлюз, привязались. Я махнул оператору, что все ок, можно начинать. В ответ тишина. Думаю может ещё кого будем ждать. Уселись в кокпите, курим. Через пару минут открывается окно в башне, а из окна наружу, шлюзовщик выкидывает привязанный на верёвке спасик. Пардон, виноваты. Метнулся в каюту за своими жилетами. Шлюз тут же заработал, и вода пошла на спуск.

Сона стала широкой, полноводной рекой, но глубины на фарватере пляшут. Однако, везде как минимум, пять метров. Плавание становится скучным и однообразным. Единственное развлечение рассматривать проплывающие мимо города. И каждый из них достоин остановки. С чашечкой кофе или бокалом вина на набережных под каштанами.

Опять появилось много лебедей. В каналах их практически не было. Лебедь на взлёте, зрелище которое потрясает своей грацией. Огромные крылья режут воздух. И этот, ни с чем не сравнимый звук и лёгкие хлопки крыльев по воде. Как же тяжело ему даются первые метры полёта. Просто фантастика!

Теперь о грузовиках и спешке. Безусловно яхтинг это хобби, но есть ещё и работа, про которую не стоит забывать. Месяц назад, я дал своё согласие на участие в тест-драйве тягача Renault Trucks. Предполагая, что в эти сроки я как раз буду находится где-то поблизости от места проведения теста, в Лионе.

Да, моя работа тесно связана с грузовыми машинами. Возможно не все читатели знают, я являюсь редактором и владельцем сайта dalnoboi.org. Собственно сайт и позволил мне вплотную приблизиться и осуществить свою мечту. Однако это совсем другая история. А сегодня у нас все получилось. Итак, я впервые приехал на тест-драйв на собственной яхте.

Ecluse Gervans, 8 октября 2016 г.

Виньетка. После месяца проведённого на лодке, лучшим подарком был номер в отеле от компании Renault Trucks. Широкая кровать и человеческий душ — как же мало надо человеку для счастья. Тест-драйв и три дня в Лионе пролетели как один миг. Это моя третья поездка сюда, но Лион из тех городов, куда хочется возвращаться вновь и вновь. Однако, море зовёт.

Вчера прошли Лион по реке и остановились на ночь в городской марине. Шикарное место. Капитанерия, как обычно, была закрыта, но мы встали на гостевые места и даже подключились к электричеству. Рядом торговый центр, тут же стоит баржа с заправкой, которая работает ежедневно с 8-00 до 18-00. Литр дизеля — 1.22 евро. Утром забил под завязку бак и все канистры.

Шестого числа пошёл второй месяц нашей французской эпопеи. Моя месячная виньетка заканчивалась восьмого числа и надо было её как-то продлевать. Не хватило, буквально каких-то трёх-четырёх дней. И если бы не крюк из-за закрытого канала, я бы наверняка успел. Напомню, месячная виньетка, на 9-метровую яхту, обошлась мне 104 евро.

Захожу на сайт VNF. Перед этим в уме поделил 104 на 30 и умножил на три. У меня получилась смешная сумма. Думаю, сейчас заплачу десятку евро и всё ок. Как бы не так. Виньетка на одень стоит 40 евро, три дня — 55. Это же грабёж! При том, что сезон стоит 250. Однако, деваться не куда, заплатил. Они советуют распечатать виньетку и вешать на видное место на яхте. Но с принтером, сами понимаете — беда. Пришлось её сохранить на всякий случай в телефоне.

Сегодня прошли 48 миль и три шлюза. Но много времени потеряли на шлюзах. Примерно по часу на каждом. Дело в том, что ниже Лиона, по течению, начались гигантские шлюзы с высотой подъёма до 23 метров. Каждый из них носит своё уникальное имя. Даже на обычный цикл его наполнения уходит, как минимум, пятнадцать минут.

Других сложностей, кроме ожидания, при прохождении нет. В них стоят плавающие рымы, что для остальной Франции в общем-то редкость. Сегодня нас не пустили в шлюз вместе с большим круизным теплоходом. Мы просто физически там не помещались из-за его размеров. Пришлось ждать следующего шлюзования.

Вечером, когда стемнело, пришлось вставать на ночь также у шлюза. До марины не дотянули каких-то пять километров. Нас не пустили, хотя большие суда шлюзуются без проблем. Кстати, все три раза нас запускали в шлюз в одиночку. Такая громадина работает из-за нашей маленькой лодочки. Масштабы просто циклопические. До моря нам осталось каких-то 220 км.

Ecluse Chateauneuf, 9 октября 2016 г.

Какая-то непруха со стоянками пошла после Лиона. Их необычайно мало. Они вроде бы и есть, но очень неудачно расположены. Как вчера, так и сегодня путь к благоустроенной марине нам прегородил шлюз. Да и вообще, шлюзы на Роне хоть и интересные, но в плане прохода — самые паршивые.

Можно сказать, что берём их с боём. Сегодня прошли 44 мили и 4 шлюза. На каждом теряли по часу, а на одном из них стояли два с половиной часа. В сердцах, я даже выругался матом в сторону шлюзовой кабины. Не думаю что меня услышали, но нужно же было спустить на кого-то пар. Световой день и так короткий, а мы вместо того чтобы идти, околачиваем груши.

Да, и мне до сих пор не понятно как они работают. Утром один шлюзовщик напрочь отказался запустить нас вместе с большим пассажирским теплоходом. Другой же запустил. И что удивительно, это был один и тот же корабль. Хорошо хоть здесь, в отличие от Сены, перед каждым шлюзом есть понтон для маломерных судов. Где можно ожидать своей очереди. Вот они-то, второй день подряд нам служат местом для ночёвки. Швартовались уже в полной темноте.

Ещё из интересностей — прошли мимо атомной электростанции. Но удивительна не сама станция, а то что на её территории стоит пара ветрогенераторов. Зачем? Пейзаж по берегам сильно изменился, горы становятся выше, плыть не так скучно. Второй день дует сильный ветер. В водохранилищах разгоняет небольшую волну. На попутном ветре лодку приятно покачивает.

Avignon, 10 сентября 2016 г.

Усталость. Хороший день, прошли 42 мили и четыре шлюза. Впервые после Лиона встали на обустроенную стоянку на центральной набережной Авиньона. Капитанерия закрыта, но и не очень то хотелось. Главное, что есть электричество, а значит будет тепло. А то предыдущую ночь пришлось спать уже в одежде.

Сегодня прошли самый большой в Европе шлюз Bollene, с высотой спуска/подъёма 23 метра. Потрясающе! Проходили в одиночку. И кажется, мне удалось разгадать секрет быстрого прохождения этих монстров. До последнего дня я не часто выходил на связь со шлюзовщиками. Как оказалось — зря. Сегодня весь день докладывал о своём прибытии и запрашивал время открытия ворот. Дважды шлюз открывали в тот же момент, а ещё дважды пришлось ждать не больше 15 минут.

Второй день задувает с севера, до 25 м/с. И если вчера это немного веселило, то сегодня качало уже совсем по морскому. Волна до полуметра на реке и не самые лучшие условия для швартовок и шлюзования. Самое противное было входить в такую погоду в шлюз. Единственный козырь на нашей стороне — это опыт и несколько сотен пройденных шлюзов.

Как подумаю, что до выхода в море осталось всего два шлюза, сразу становится легче на душе. Однако, сегодня как-то одновременно с Любимой вспомнили добрым словом канал Марне-Саон. Ну и пусть там 114 шлюзов. Какой-то он был домашний что-ли, я бы сказал уютный. Не даром, многие англичане ходят там месяцами. Масса отличных стоянок и время как будто остановилось.

Много ли я знал французских городов до этого путешествия? Вряд-ли. Париж, Лион, ну может быть еще Марсель с его футбольными хулиганами. Сейчас же, моя география значительно прибавила в весе. И если раньше «Нормандия, Бургундия, Шампань или Прованс» были всего лишь словами из песни. То сейчас я могу сказать, что прошёл, и более того, пропустил через себя эти французские области.

Вечером, после швартовки, нашли сил прогуляться по старому Авиньону. Как оказалось, город с большой историей, является выдающимся примером средневековой фортификации. В 1309 году, Папа был вынужден бежать сюда из Рима. Его дворец в Авиньоне — настоящий архитектурный шедевр. Кроме того, за массивными оборонительными стенами прячется серьёзный лабиринт из старых городских улиц. И самое приятное в этом то, что стоим мы в двух шагах от красоты.

Добавлю, для того чтобы попасть в Авиньон, нам потребовалось зайти в старое, восточное русло реки и подняться на пару километров вверх. Но в любом случае, со стоянками здесь не густо и два километра — это не так много, чтобы иметь возможность окунуться в историю и выспаться с комфортом. Глубины около стенки, 4-5 метров. Набережная для швартовки тянется примерно на 500 метров, но свободные места, как и розетки для подключения ещё были.

Усталость и недосыпание так или иначе копятся и дают о себе знать. Сегодня в какой-то момент почувствовал себя как будто пропущенным через мясорубку. Болит всё. И если раньше я был уверен, что из Франции пойду без остановок в Черногорию. То сейчас, все больше задумываюсь о том чтобы взять тайм аут. Собрать лодку и отдохнуть хотя-бы месяц.

Port Saint Louis, 11-12 октября 2016 г.

Средиземка, финиш второго этапа, статистика. Открыли с Любимой французское шампанское и отметили успешное завершение второго этапа. Мы прошли! С осадкой 1,8 — каналы судоходны. И более того, особых трудностей с глубинами у меня не возникало. Ну разве что при заходе на стоянки, но такое удовольствие можно и на море отхватить.

Вчера вечером прошли последний шлюз отделявший нас от моря. Он опустил нас сантиметров на десять и мы вновь оказались в солёной, морской воде. Шлюзовались уже в темноте и поэтому местом для стоянки выбрали марину в городке Saint Louis. Она находится прямо на выходе из шлюза. После швартовки расслабился настолько, что даже не стал ничего писать в дневник. Первое желание было — выспаться.

Утро началось в обед, с регистрации в капитанерии и разведки, что здесь по чём. Как оказалось, мачту можно поставить в соседней марине Navy Servise, специализирующейся на хранении яхт на берегу. Цена подъёма мачты — 100 евро. Да, а мне казалось, что на севере дорого. Там-то с меня взяли всего 63 евро.

Сначала хотел отложить подъём на пару дней из-за надвигающегося шторма. Однако звонок в сервис перепутал все планы. Они сказали, что есть окно для меня, но нужно быть у крана уже через полтора часа. Пришлось оперативно готовить мачту к подъёму. Установка прошла без сложностей, мне помогал работник сервиса. Единственное, что не успел, так это собрать мететеостанцию на топ мачты. Но у меня мачта со ступеньками, думаю разберусь.

Вечером произошёл небольшой инцидент. И здесь сказалось отсутствие опыта. Про приближающийся шторм я знал, и мне бы посмотреть внимательно на его направление, но куда там! Был рад проделанной работе и поставил лодку носом к причалу. Собственно вчера так все и стояли. Но ближе к вечеру начало задувать. И тут до меня дошло, что все два дня мне будет лить и дуть под козырёк тента, а я даже покурить не смогу высунуться.

Пришлось срочно разворачивать лодку. Предупредил соседей и отошёл от причала. Но ни с первой, ни со второй и ни с третьей попытки втиснуться задом, самостоятельно не удалось. Меня высыпали принимать со всех яхт. Вооружившись баграми, кое как, удалось поставить меня к причалу. Выдохнул я, и больше всего наверное выдохнули соседи. Обошлось без происшествий.

С мачтой, яхта преобразилась. Надоело уже смотреть на этот шалман на палубе. Да и в моём настроении появился оптимизм и силы продолжать поход. Более того, Любимая, а этого я уж совсем не ожидал, тоже смотрит в сторону моря. Но окончательное решение ещё не принято. Впереди два дня, за которые нам надо будет определиться. Лететь домой или идти дальше.

Заходя во французские каналы у меня не было полной уверенности, в успехе этой затеи. И до самого канала Марне-Саон терзали ежедневные кошмары — пройдём или нет. Потом правдо отпустило, хотя самое мелкое место на пути было при проходе города Реймс. Километров пять, под килем было меньше полуметра воды. Это было, мягко говоря, противно.

Теперь я вспоминаю об этом с долей юмора, хотя тогда было не до смеху. В марине встретились со старым знакомым, датчанином Николаем. Он ставил мачту сразу после меня и он же мне помогал швартоваться вечером. Напомню, что его осадка 1,9. Сейчас, вместе с ним бдим за яхтами. Виндфайндер пишет, ветер до 45 узлов, а ночь обещает быть весёлой.

Не могу сказать, что французский этап стал труднее первого. В Северном море были свои сложности, здесь свои. Всего на проход Франции у меня ушло 37 дней, из них ходовых было 27. Пройдено 892 мили, или в среднем 33 мили в день. Но если учесть, что я сделал крюк из-за закрытого канала, то расстояние могло быть на сотню миль меньше. Сжёг 270 литров дизеля, в среднем его цена была в районе 1,22.

Самое весёлое — шлюзы. Понимание пришло после первого десятка. Иногда очень не хватало второй пары мужских рук, а иногда легко справлялся в одиночку. Одним словом, если идти через Францию, то их надо принять как должное. Гарантированное ожидание, ночёвки, расписание, а также прочие французские приколы. Всего мы прошли 213 шлюзов и 4 тоннеля.

Тиват Эпилог, 16 октября 2016 г.

Меньше знаешь лучше спишь или чего могло никогда не случиться, знай я всю правду о своей лодке. Всё, наша великая французская речная эпопея сегодня закончилась. Мы прилетели домой, распаковали сумки и сидим грустим на пару с Любимой. Яхта не отпускает. Путешествие можно однажды начать, но вот так, разом, завершить его невозможно. По существу — это великий наркотик. Один из тех, что приносят счастье и пока еще не причисленны к вредным привычкам. Из этой же группы: вкусно покушать, сон, работа и секс.

По моим предыдущим снимкам из фейсбука, можно было догадаться, что яхту мы достали из воды и отложили переход до Черногории на весну. На то было несколько причин. Во-первых, стоянка на земле — это бюджет. Во-вторых, надо было посмотреть на последствия многократных швартовок в каналах под берегом, читай на киле. Ну и в-третьих, в марине Port Saint Louis, банально, не было места на воде. О чём я узнал в последний момент.

Звонок в соседний Navi Servise, разом решил все проблемы. Тем более, что билеты назад были уже купленны. На все про все у нас было время меньше суток. Лодку поднимали на землю прицепом, что для меня было неожиданно. И естественно, после того как нас затащили в калашный ряд, я первым делом полез с рулеткой мерить осадку. И вот там-то меня постиг неприятный или скорей неожиданный сюрприз. Даже если предположить, что точность моих измерений плюс-минус пять сантиметров, то даже в этом случае получилось, что осадка моей яхты — в районе 2,0-1,95.

Первые подозрения, что у меня чуть больше чем 1,8 возникли еще при швартовке в Chaumont. Рядом, как ни в чём не бывало, уже стоял датчанин. Он тогда радостно приветствовал меня и сообщил, что он легко прошёл лагом мимо всей причальной стенки, а его осадка 1,9. В тот раз у меня получилось поставить лодку только носом к стенке. Подумал, показалось, или может датчанин что-то путает. Подумал и забыл. А оно вот как получилось. Знай я наперед о реальной осадке, никакой внутренней Франции тогда бы точно не случилось.

Напоследок, приятный сюрприз преподнесла авиакомпания Turkish Airlines. Брали у них из Марселя стыковочный рейс, через Стамбул, до Подгорицы, с долгой ночной пересадкой. Так вот, авиакомпания предоставила нам бесплатный номер в отеле. И не в каком-нибудь, а в Хилтоне, в центре Стамбула, с отличным видом на ночной город и залив. Всё-таки не зря туркиши неоднократно становятся лучшей авиакомпанией Европы. Сервис у них и на высоте и на земле — отличный. За наводку, спасибо Alexandra Tsetskhladze. Много раз слышал об этой услуге и вот впервые воспользовался ей.




Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *